• /
  • /

Чему учат на актерских курсах? Интервью с преподавателями школы "Легкие люди"

3 декабря 2019
Перед человеком, который решает неожиданно начать исследовать актерское мастерство в какой-то момент встает вопрос — что выбрать? Актерские курсы или театральный вуз?
В вузе все предельно понятно: несмотря на то, что ты подаешь документы к разным мастерам, шансы попасть именно к тому, к кому очень хочешь, обычно, не высоки. В конце концов выбирать не приходится: остаются только те педагоги, которые согласны взять тебя на свой курс, а не наоборот. Зато, эта опция есть на курсах актерского мастерства, которые не просто предлагают более комфортный график занятий и вариативность дисциплин, но и позволяют еще до подачи заявки понять и определить у кого именно вы хотите учиться.

Чтобы выбор сделать было проще, мы спросили четырех педагогов «Легких людей» об их авторских методиках, акцентах в преподавании и просто о том, почему они стали теми, кто они есть сейчас.
Владимир Кузнецов

«Театр — это искусство задавать вопросы».
О методике сложно сказать ёмко и понятно. Методика — не статичное явление, она развивается и подстраивается под задачи, которые есть сейчас. Моя основная цель — грамотно распознать, кто ради чего пришёл, и выстроить программу курса так, чтобы каждый получил желаемое. Тут и возникают основные проблемы. Я начинал свою педагогическую деятельность с профессионального четырёхлетнего курса, и моей целью было воспитывать будущих актёров. Когда я столкнулся с ситуацией, что человек пришёл просто провести время, познакомиться с новыми людьми или справиться со своими зажимами — было очень непросто. Мне казалось, что я предаю профессию. Но мне вовремя удалось это всё переосмыслить и понять, что в этом тоже есть здравая и славная функция театра и театральной педагогики. Актёров и так очень много (я имею ввиду ребят с университетскими дипломами), но мне всегда было довольно странно, что актёрская профессия так мифологизирована, таинственна и загадочна.

Всё, что я хочу дать своим студентам — это осознанность и внятное понимание, чем они занимаются. Это первое. Второе заключается в том, что у меня нет кумиров, но есть учителя, которые сильно на меня повлияли. В первую очередь я назову Юрия Леоновича Альшица, потому что он передал мне идею о том, что театр — это искусство задавать вопросы. На всех уровнях. Вопросы к роли, к драматургу, к режиссёру, к актёру, к себе. Это очень важно. Не найти ответы даже, а правильно задать вопросы. У него есть книга «45 вопросов к роли» — она всегда у меня на столе, и я люблю задавать ей вопросы, спорить с Юрием Леоновичем. Ну и, конечно, Вениамин Михайлович Фильштинский, который дал мне классическую базу и структурировал мой хаос. Я долго черпал информацию о профессии только из книг, не имея понимания об основах. И ещё об одном учителе не могу не сказать. Сан Саныч Молочников, мой учитель математики в школе (папа Саши Молочникова, да). Он учил нас находить инструменты решения проблемы, которых у нас не было. То есть буквально выводить формулы для решения задачи, опираясь на логику и осознанность. И это рифмуется с концепцией задавания вопросов, это стало одним из моих важнейших принципов и тем, к чему я стремлюсь: не говорить, как сыграть ту или иную ситуацию, сцену, эмоцию, но научить самостоятельному решению любой поставленной задачи путём грамотного анализа. Вот и всё.

Андрей Матюков

«Для актёра важнее всего воображение, для режиссера — интуиция, для педагога — заразительность».
Я являюсь и считаю себя учеником двух самых значительных театральных педагогов — Вениамина Михайловича Фильштинского и Юрия Андреевича Васильева. Во многом я продолжаю их взгляды на актерское мастерство, поэтому все мои педагогические опыты связаны с именами Станиславского и Мейерхольда. Их подход к актерскому мастерству в меру моих сил передается студентам. У меня, обычно, не случается проблем на курсе, потому что я очень требователен к индивидуальности каждого студента. Достаточно жесток и считаю, что для актёра важнее всего воображение, для режиссера — интуиция, для педагога — заразительность. Эти воззрения я пытаюсь привить студентам актерский курсов: развить их воображение, привить интерес к профессии. А еще мне кажется, что метод преподавания и наличие определенных тренингов должны оставаться интеллектуальной собственностью педагога и храниться в секрете до личной встречи со студентами. Поэтому пока что просто помните: «Человек - существо текучее», как говорил Лев Николаевич Толстой. Важнее всего воображение.
Егор Архипов

"Меньше всего мне хочется учить".
Меньше всего мне хочется учить. Во всяком случае я стараюсь уходить от такого приёма. Для меня важно, чтобы мы занимались исследованием, чтобы происходили открытия. Их открытия. Это трудно назвать методикой. Это внутренняя установка. У каждого студента свои трудности: одному никак не удаётся скоординировать дыхание и тело, другому не справиться со звукосочетаниями, третьему не поддаются скороговорки. Но есть "общее место": преодоление себя, собственной лени. Речевая деятельность плотно связана с мозговой, это не новость. Так вот моя задача заключается в том, чтобы через различные задания расшевелить серое вещество.
Станислав Редков

"Я не спешу играть со студентами роли".
Если курс занимает несколько месяцев, то в начале большой объем работы уделен тренингу. Когда студент выходит на площадку, он перестаёт быть собой, действует неорганично и нелепо. Чтобы быть естественным, необходим тренинг, с помощью которого выявляются некоторые принципы — Станиславский называл их элементами. Упражнения направлены на работу внимания, воображения, физические ощущения, память. Не бывает «чистых» упражнений, которые тренируют только внимание или только воображение, сознание актера — это цельный аппарат. Но одни упражнения подсвечивают больше один элемент, другие – другой, дают ключ к определенному пониманию опыта. Я не спешу играть со студентами роли. Студенты пользуются тем, что происходит с ними в жизни. И если они приносят на площадку историю, то она основана на личном опыте. Актер должен быть идеальным проводником для этих процессов, идеальным резонатором.

Я думаю, что та правда или реальность, которую актер создает, и которая становится реальностью воспринимающего, не происходит из мотивировок, заложенных текстом. Актер играет психофизическую партитуру, но психологические мотивы только часть этой партитуры. Например, современный литературный текст может быть таким, что психологические мотивы в нем деконструированы, как в абсурдистском тексте. Или они не играют решающей роли, а важнее становятся другие свойства текста. Следующий этап тренинга направлен на то, чтобы выявить принципы работы тела, внимания, мысли, до столкновения актера с литературой.


Упражнения, приглашения на спектакли и специальные скидки в нашей рассылке, которая уходит всего два раза в месяц
Другие статьи
Узнать больше? Легко!
Оставьте контакты, и мы перезвоним вам, чтобы рассказать про наши чудесные курсы
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных и соглашаетесь с политикой конфиденциальности
Подписка на рассылку
Упражнения, статьи, тесты, приглашения на спектакли и специальные скидки в нашей рассылке, которая уходит всего два раза в месяц. Оставьте свой E-mail
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных и соглашаетесь с политикой конфиденциальности